Интервью

Яаков Лившиц, управляющий партнер Aroma Espresso Bar Украина, известен столичной ресторанной публике как личность креативная и неординарная. Сеть, ведомая им, уже закрепила за собой репутацию новаторского бренда, в котором вопросам качества уделяется первейшее внимание. О достижениях, трудностях сегодняшнего дня и перспективах развития ресторанной сферы с Яаковом беседовала Анна Победимская.
 
- Яаков, не могу не спросить, почему в других странах сеть носит другое название – Marrone Rosso?
 
- Все очень просто. Жили-были два брата, как в сказках. И решили они в один день открыть Арому, приехав из Нью-Йорка и увидев там кафешки, которых в Израиле не было - espresso bar. Культуры espresso bar тогда в Израиле не было, и они открыли первое кафе, которое называлось Aroma Espresso Bar. Ну и как в хороших семьях, через 3-4 года они решили, что их пути должны разойтись. К тому времени было уже 7-8 кафе, и они решили поделить страну на 2 части. Один получил Тель-Авив, а другой - весь оставшийся Израиль и заграницу. Но оказалось, что «заграница» была не одинакова понята двумя братьями, и, в конце концов, когда Арома насчитывала 40 отделений, они решили разделить и «мир». Права на имя Aroma Espresso Bar в Северной Америке получила сеть одного брата, а в Европе - сеть другого брата. Арома в Киеве - единственное в Европе место, которое подконтрольно «Американской» сети. А заведения в Казахстане, Румынии и некоторых других странах - получили название Marrone Rosso.
 
- А то, что в Украине, в частности, отделение Аромы на Мечникова - самое большое в мире, это скорее дань финансовым показателям сети, или личные амбиции?
 
- Это дань приспособлению к тому, что есть. Было такое помещение, оно было очень большое и разделить его было невозможно. Его можно было либо взять таким, какое оно есть, или не брать вообще. Мы предпочли взять и вложить различные активности, чтобы его наполнить. Вместе с тем, оно уже не самое большое. Теперь самое большое отделение находится в Казахстане. Правда, там оно имеет название Marrone Rosso (в каком-то городе Кирдык, я точно не помню:) ) и занимает площадь чуть ли не 600 метров.
 
- Последнее время много всего открылось и закрылось в Киеве, но Арома уже 6 лет в Киеве стабильно, на мой взгляд, и, думаю, это соответствует действительности, лидирует в плане места встречи на кофе и перекусить… Были ли какие-то неудачи за это время? Чем объясняется такой успех лично для Вас?
 
- Во-первых, нельзя отрицать ничего, как успех, так и неудачи. Успех. Есть, я думаю, две причины. Первая причина связана с тем, что Арома внесла новую волну в сферу гостеприимства Киева (очень не люблю название «общепит»). Действительно, на тот момент, когда Арома открылась, вот уже 6 лет как (ой, как время летит) на Димитрова, она стала новым демократичным форматом, показала, что можно быть элитным местом, и в то же время с самообслуживанием. Мы были здесь первопроходцами, и, понятное дело, рисковали. Но, как говорится, я делаю то, что умею и то, что знаю. И это успех. Главным оказалась готовность людей принять новое – это чрезвычайно важно. Удачей было также то, что у нас прекрасный коллектив, и нам вот уже 6 лет удается держать все на том же самом уровне. Самая большая просьба наших гостей: только сохраните качество! Все привыкли, что качество первое время одно, а потом падает, и из-за этого заведения закрываются. Я думаю, что самое важное, из того, что делает наша команда – удерживает качество. Это бывает трудно. Иногда нам приходится за это платить на 200%  больше. Но качество остается первым и ведущим звеном всего того, что мы делаем. Успех также в том, что к нам возвращаются. Т.е. это не место на проходняке со случайным потоком гостей. Есть постоянные гости, которые продолжают все время назначать здесь встречи.
 
Но были и неудачи, которые тоже нельзя вычеркнуть. Неудачей оказалось открытие Аромы в торговых центрах. Это не было понятым. Хотя это один из вариантов работы Аромы. Например, в Канаде он работает прекрасно. Канада начала работать вместе с Киевом, мы начали параллельно развивать наши сетки. Но в Канаде на сегодняшний день только в Торонто 28 отделений. В Киеве другая экономическая ситуация, которая от нас не зависит. Любая сеть рассчитывает на то, что уровень доходов населения повышается. Тогда это дает возможность привлечь новые пласты возможных гостей, которые могут позволить себе использовать то качество, которое ты предлагаешь, ведь качество стоит денег. Когда мы говорим  о развитии рынка - это вопрос развития свободных доходов населения. Одно время доходы населения оставались на одном уровне, а сейчас, в связи с экономической ситуацией, начали падать. Если вы спросите, какие перспективы вижу на ближайшие 5 лет, я отвечу, что я - оптимист. Если правильно будет использована та возможность, которая дана на сегодняшний день изменить государство, то и экономическую ситуацию можно изменить, а если мы (после 6-ти лет в Украине, я уже говорю МЫ) хотим в Европу – ее необходимо изменить. Пять лет будет трудно, но это было понятно с самого первого дня, главное, я рекомендую не жить с «шорами на глазах», ничего за день не меняется, этого не бывает. Смена правительства не приводит никогда к мгновенным изменениям.
 
- Почему это так сложно понять людям? Из-за чего начинается массовая истерика? Такое впечатление, что люди ждут именно мгновенных изменений.
 
- Знаете, зачем нужна жена? Жена нужна для того, чтобы можно было кого-то обвинить, когда обвинить правительство уже нет возможности. Судя по всему, народ еще не исчерпал возможностей обвинить правительство. Я считаю, что всем нужно найти терпение. Ситуация, в которой находится страна, очень непростая. Не может быть изменений с сегодня на завтра.
 
Это момент истины, когда ты отвечаешь на потребности времени. Ты - часть общины, в которой ты живешь, ты - часть страны, в которой живешь, ты - часть проблем, которые здесь присутствуют.
- Яаков, Арома либо принимает участие, либо поддерживает, либо сама организовывает множество благотворительных проектов. Есть ли какое-то приоритетное  направление, которое интересует больше всего? Или это чаще всего синергия мыслей людей, которые работают здесь?
 
- Есть личные заинтересованности, конечно же, есть люди, которые тебя окружают, есть какой-то выбор тем. С Таблеточками наша дружба длится с первого  дня, потому что мы знакомы с Олей Кудиненко, которая это начинала. Мы помним, как это все возникло на самых первых этапах. Это было естественно, что мы начали помогать этому проекту. Также мне кажется совершенно естественным, что в трудный момент мы начали поддерживать и сотрудничать с волонтерами в поддержку армии. Родилась идея «Я, украинский ресторатор, поддерживаю украинскую армию» и т.д. Это момент истины, когда ты отвечаешь на потребности времени. Ты - часть общины, в которой ты живешь, ты - часть страны, в которой живешь, ты - часть проблем, которые здесь присутствуют. И исходя из этого уже, ты реагируешь соответственно ситуации.
 
Вторая часть «благотворительности». Ты живешь, ты существуешь в этом мире и у тебя есть желание, чтобы он был чуть-чуть лучше. От каждого из нас зависит вот это чуть-чуть. Оно может быть разным. Бизнес должен заниматься бизнесом, в него вкладывают деньги, есть инвесторы, которые хотят получить свои инвестиции обратно в большем размере, чем если бы они положили эти деньги в банк, например. Поэтому есть цель. Но кроме этого, в бизнесе участвуют люди, которые живут в обществе, и они в рамках своей деятельности, но не вместо нее, хотят, чтобы мир вокруг был лучше. Это не только мы (прим. киевский коллектив), это вообще Арома.
 
В Ароме есть большой проект, о котором я уже рассказывал. В Ароме в Израиле работают люди с синдромом дауна. Когда я приехал сюда, начал изучать эту тему, чтобы взять этот проект и внедрить его в Киеве. Но потом я понял, что здесь это просто невозможно. Потому что людьми с синдромом дауна в Израиле занимаются с первого дня. Их доводят до состояния людей, которые могут самостоятельно действовать, принимать решения, работать. Это часть общины, часть страны, и они подготовлены к жизни. Да, они действуют медленнее, но публика принимает это. Люди, гости это понимают. И это есть обоюдная готовность общества и этих людей. Они живут, учатся и внедряются в обычную среду. В Украине этого нет. Поэтому у нас работают глухонемые. Мы видоизменили проект и подвели его под возможности Украины. Это непросто, психологически непросто.

Мы это сделали, потому что это важно. Важно ходить с открытыми глазами и стараться исправить то, что ты можешь исправить.
- Я помню, вы оповещали своих гостей, что если персонал не отвечает на просьбы или замечания, это означает, что они вас не слышат.
 
- Да, мы старались оповещать и размещать информацию на столах, потому что люди обижались. Этот проект мы осуществили таким образом. В Израиле, например, еще поддерживают футбольную команду из не очень благополучного района. Нам показалось, что в Украине это не интересно. Поэтому появились другие проекты. Думаю, рассказывать – не рассказывать… Мы не очень афишировали это. Когда мы только открылись, в Киев приехали мои дети. Я их повез в Бабий Яр, там есть 2 мемориала, один еще советских времен, второй - Мэнора - современный. И вся плитка на подножии Мэноры откололась, состояние мемориала было ужасное. И мы реставрировали его. Фактически с нами был еще Карл Волох, известный на сегодня блоггер. Больше мы особо не распространялись об этом. До этого там ремонт делали каждый год, каждый год клали плитку, она откалывалась, но на весну всегда была запрограммирована укладка плитки. В данном контексте стоит вспомнить еще подрядчика, который строил наше первое отделение. Мы получили разрешение, он разобрал всю структуру, присоединились ребята, и мы сделали все из хорошего стойкого материал. Вот уже 6-ой год все стоит и не разрушается. Мы это сделали, потому что это важно. Важно ходить с открытыми глазами и стараться исправить то, что ты можешь исправить.
 
- «Вірші в ночі» - это идея Аромы?
 
- Да, это идея Аромы, идея Таты Кеплер (директор по развитию сети Арома - прим. ред.). Тата Кеплер вместе с Катей Бабкиной (поэтесса - прим. ред.) подняли эту тему, которая стала нашей гордостью. В феврале мы продолжим эти встречи.
 
- Кто выбирает выступающих?
 
- Руководство сети к этому не имеет никакого отношения. У нас свобода. Катя Бабкина и Тата Кеплер являются орг.комиссией, которая решает эти вопросы. У нас появились новые люди, которые предлагают свое участие. Во время открытого микрофона (завершающий этап каждой встречи, кто угодно из зала может прочитать свои стихи  - прим. ред.) проявились самородки: Олег Теплых, Коля Кулинич, Юра Строкань, например.
 
Есть также такие проекты, которые просто делают нашу жизнь лучше: собираем макулатуру, использованные батарейки (на Димитрова банку с батарейками однажды даже умудрились украсть)).
 
В Ароме стоят копилки для Волонтерской сотни. Мы не имеем отношение к этим деньгам, копилки вскрывают только волонтеры. Однажды на Димитрова такую копилку украли, но мы быстро восполнили приблизительную сумму.
 
- Интересная акция обмена еды на пожертвования для Волонтерской сотни во время Фестиваля уличной еды была успешной?
 
- Да, конечно, мы опубликовали эту информацию, собрали около 32 000 грн.
 
- Арома помогает армии через различные проекты, не встречали ли вы непонимание со стороны клиентов, которые эту идею не поддерживают?
 
- Может быть кто-то и не понял, но нам не сообщали, и мы не спрашивали. Нельзя быть хорошим для всех. Я не вижу в этом проблемы. Есть страна, мы в ней, Волонтерская сотня - признанная государством организация. Мы считаем, что помогать государству правильно, поэтому, если кого-то это беспокоит - это его проблемы.
 
- Очень много проектов, в которых вы принимаете участие, которые несут за собой определенные траты, наверняка. Насколько участие в благотворительности разного плана влияет на бизнес, на уменьшение прибыли, например.
 
- Такая деятельность полностью уменьшает прибыль. То, что ты отдаешь, ты отдаешь, и все.
 
То, что делает всем хорошо, вредить не может.
- То есть это просто осознанный выбор, и все? И бизнесу это не вредит?
 
- То, что делает всем хорошо, вредить не может.
 
Есть вещи, которые греют сердце, которые делают тебя лучше. Любая благотворительность формально «вредит» бизнесу. Ты можешь заработать деньги и оставить у себя. Вместо этого ты эти деньги отдаешь. И не только в бизнесе, в семье то же самое. Вы получили зарплату. Навредит ли вам то, что вы часть денег отдали бедным собачкам в приюте? Это вас сделало богаче? Вы стали чувствовать себя лучше?
 
Была потрясающая фраза в книжке, объяснение религии как страховки, стеб. Религия – эта страховка на всякий случай, чтобы оставаться спокойным. Благотворительность или помощь  - это всегда то, что ты сделал для тех вещей, которые тебе важны. Это не страховка. Ты не покупаешь риски, ты даешь!
 
Народ без ценностей не может жить, не может существовать.
- Позиция отдавания насколько связана с вами лично? Это идея сети или лично ваша? Историю с хумусом, например, все знают, он появился в киевской сети из-за ваших личных предпочтений. Сколько привнесенного лично Вами есть в сети Арома в Украине?
 
- Наверное, немало. Наверное, много. Мне это важно. По поводу именно благотворительности. Я принимаю участие в благотворительности не первый год. Мы с сестрой создали фонд 20 лет назад, который поддерживает чтения молодых ученых в Харьковском университете имени Сковороды, который  занимается литературоведением, театроведением и т.д. в память нашего отца. Чтения проходят каждый год в конце фераля в день смерти нашего отца, но в этом году мы решили отложить на октябрь в связи с ситуацией. Но я всех литературоведов, которые есть, которые заинтересованы в публикациях, приглашаю, есть сайт levlivshits.org , где можно подать заявку на участие. Мы готовились к 20-м юбилейным чтениям. В прошлом было порядка 120 соискателей. Я считаю, что это чрезвычайно важно, потому что этим никто не занимается. Народ без ценностей не может жить, не может существовать.
 
- Чем обоснован выбор Вашего отца - исследовать творчество именно Бабеля?
 
- Имеет смысл почитать работы моей сестры, она об этом пишет, есть информация на сайте. Думаю, что это в немалой степени это веяние изменений, которые наступали в то время. Отец занялся исследованием в конце 50-х годов, вернувшись из Сталинских лагерей. Оттепель, возможность открыть забытых, тех, кого не было.
 
- О чем Вы мечтаете?
 
- В таких случаях следует всегда говорить: «О мире во всем мире».
 
- Какие качества больше всего цените в людях?
 
- Держать слово. Ценю в людях то, что моя вера в них остается незыблемой. Потому что я верю легко, а прощаю трудно. Веру даю вперед, но остаюсь на страже.
 
- Что для Вас самое сложное в управлении людьми?
 
- Не знаю, книжек не читаю по управлению. Но именно для меня самое сложное найти людей, которые находятся с тобой на одной волне.
 
- То есть самое сложное - это поиск?
 
- Самое сложное - это нахождение. Поиск не сложен. Нас интересуют результат, но процесс мы тоже любим.
 
 
Беседу вела Анна Победимская

Комментарии

Добавлять комментарии к статье могут только авторизированные пользователи.

Записи отсутствуют

Запомнить на 30 дней
  • Войти через: